VIII




Ожидание. - Нгара! - Схватка в воде. -
И "черт" вмешался! - Смерть под хохот. -
В поисках своих. - Встреча.

Манг лежал на берегу, но усталость не проходила. Мысли вихрем кружились в голове, мелькали догадки: что тут могло произойти? Может, они ненадолго поехали куда-нибудь и скоро вернутся? Тогда почему же нет навеса и ничего из вещей? А если навсегда, так что их заставило? Может быть, они все погибли? Но неужто все вместе?..
Тут он заметил, что совсем в другом месте, поодаль, лежат какие-то вещи. Подошел, посмотрел. Горшок, но не их; наверно, Коса. Вот топор, но уже совсем незнакомый, у Коса был не такой. Вот какой-то ремень - такого не было ни у отца, ни у Коса. Несколько шкур - тоже незнакомые.
Значит, тут уже живет другой хозяин! Как же это получилось? И кто он или они? Неужели они перебили всех его родных и сами поселились здесь?! Но, судя по вещам, народу тут немного, пожалуй, не больше двух человек.
Значит, ничего не остается, кроме как ждать и стеречь их. И Манг притаился за выступом скалы.
Ожидать пришлось недолго, потому что день уже кончался. Не прошло и полчаса, как за скалой послышался плеск весла, а потом показалась и лодка. У Манга сразу отлегло на сердце, когда он увидел, что в лодке сидит один человек.
Но спустя минуту он чуть не закричал и не выскочил из своего убежища: он узнал Нгару. Так вот кто тут обосновался! Манг весь затрясся от злости. Ему казалось, что Нгара нарочно медлит, что он никогда не доедет до берега.
А Нгара между тем медленно и спокойно подгреб к берегу, выбросил из лодки какую-то птицу, охапку хвороста, потом неторопливо вылез сам. По его медлительным, важным движениям было видно, что он тут чувствует себя как дома. Даже ни разу не оглянулся по сторонам.
Манг сжал зубы, напрягся и ждал удобного момента, чтобы броситься на врага. Нгара подошел к огнищу, нагнулся, пощупал золу. Как видно, она была еще горячей, потому что Нгара подбросил сухой травы и принялся раздувать огонь.
Это и был самый удобный момент для Манга. Но в последнюю минуту он изменил свой план: он поступит с врагом так же, как тот поступил с Мангом, - заберет кану.
Как тигр, пополз Манг к лодке. Уже смеркалось, да и без того Нгара был так занят своим делом, что ему не могло прийти в голову оглядываться назад. Обернулся он только тогда, когда услышал шум возле лодки. Увидев в лодке Манга, он не поверил своим глазам. Откуда? Как? Уж не с того ли света он явился?..
- Ну, Нгара, - зло сказал Манг, оттолкнувшись от берега, - теперь мой черед пожелать тебе всего наилучшего. Скажи только спасибо, что я не убил тебя, как пингвина.
Голос Манга убедил Нгару, что все это не сон. Злоба и отчаяние сдавили ему горло, и, недолго думая, он бросился за Мангом в воду. Манг этого не ожидал. Он успел отплыть только на несколько шагов, и Нгара единым духом настиг его, ухватился за борт лодки и перевернул ее вместе с Мангом. Хотя ни о чем, кроме прямой опасности, сейчас нельзя было думать, но Манг вздрогнул от неприятного чувства, когда ноги его запутались в скользких ветвях подводного дерева.
Завязалась борьба не на жизнь, а на смерть.
Нгара был сильнее Манга. Ему сразу удалось обхватить противника сзади и окунуть в воду. Дела Манга были совсем плохи. Если он сейчас же не освободится, - конец. Правда, у него было и преимущество - капитанский кинжал. Он выхватил его, но не мог как следует размахнуться, потому что Нгара держал его сзади за плечи. А вода уже начала душить, набираться в нос.
Вдруг Манг услышал дикий крик Нгары и почувствовал, что плечи его свободны. Он вынырнул и увидел, что вокруг Нгары обвилась змея. Не успел Манг опомниться, как почувствовал, что и его ногу обожгло и сжало. Он снова скрылся под водой, в один удар рассек змею своим острым кинжалом, потом вынырнул и ухватился за лодку.
А Нгара тем временем извивался в воде, пытаясь освободиться от душившей его петли. Он тоже держался за лодку и уже не обращал внимания на своего врага. Нужно сказать, что и Манг забыл про все на свете и думал только об этой новой опасности, хотя теперь уже ему ничего не стоило убить Нгару. Вместо этого он пустился вплавь к берегу.
Но не успел он отплыть несколько шагов, как почувствовал, что змея снова обхватила его ногу. И на этот раз он освободился от нее с помощью своего кортика, а вокруг Нгары между тем обвилась вторая змея.
Нгара видел в руках у Манга нож, видел, как легко он освобождает себя, и начал просить:
- Брат, спаси меня, я тебе все отдам!
- Дурень! - зло усмехнулся Манг. - Что ж ты мне отдаешь, когда я и без тебя могу все забрать.
И он быстро поплыл к берегу. Там сел себе спокойно и стал издеваться над несчастным:
- Ты же видишь, что я мог тебя убить, но не хочу пачкать свой красивый нож. Пусть лучше тебя задушат эти змеи. Вот так, вот так! Ха-ха-ха! Напрасно ты радовался, что меня нет в живых.
Уже три змеи обвились вокруг Нгары. Теперь дело пошло быстрее. Под смех Манга Нгара погружался все глубже и глубже и наконец с жутким криком скрылся под водой. Только пузырьки, лопавшиеся на поверхности воды, говорили о том, что там, в глубине, завершается трагедия.
Когда все было кончено, Манг отыскал длинную ветку, подвел ею лодку к берегу, втащил на отмель, привел в порядок и выехал в море.
Было уже совсем темно. После всего, что он пережил, смешной и странной казалась Мангу мысль о том, что где-то ждет его какая-то Белая птичка. События трех предыдущих недель отодвинулись в его сознании далеко-далеко. А может, всего этого и вообще не было? Не было никакой Белой птички?..
А девушка все стояла на скале. Давно уже окаменело у нее сердце, оцепенело тело, а вместе с ним и мысли; давно уже она шептала себе, что все кончено, что надежды нет, а между тем, не отрывая глаз, смотрела в ту сторону, куда поплыл Манг, все время прислушиваясь, не слышно ли его, все время инстинкт успокаивал: а может, еще приедет?
И вот откуда-то с моря долетел крик, бодрый, протяжный. Затрепетала девушка всем своим существом, - уж не Манг ли дает знать, что едет?
О, если бы это был он, милый, родной Манг! За всю свою жизнь она никого так не ждала, никого так не хотела видеть, как сейчас этого дикаря-"людоеда". В эту минуту он был для нее лучше всех знакомых лордов, сэров, мистеров и прочих франтов.
Донесся новый веселый крик, потом плеск весла, зачернелась лодка, и подъехал Манг. Натянутые, как струна, нервы не выдержали, из глаз у девушки полились слезы радости, и она упала на руки Мангу.
Часа через два они были "дома".
На другой день погода испортилась, и плыть дальше было нельзя. Пришлось ждать. И ожидание это тянулось целую неделю.
Хотя здесь было лучше, затишнее, чем там, на острове, да, кроме того, нашлось кое-что из домашних вещей, девушке все же эта неделя показалась хуже всех предыдущих. Наконец погода установилась. В тот же день они двинулись дальше на юг.
Вот и Магелланов пролив. Девушка узнала места, где она недавно проплывала. Она думала, что здесь они будут ожидать парохода, но Манг направился дальше на юг. Девушка начала показывать, чтобы он остановился. Манг повиновался, придержал лодку, постоял. А дальше что?
Девушка и так и этак пыталась втолковать ему, что тут скоро должен пройти пароход и что нужно подождать его. Манг внимательно слушал, старался понять ее жесты, а потом помотал головой - дескать, никакого парохода нет - и двинулся дальше. Девушка стала спорить, рассердилась, расплакалась, одним словом, произошла "семейная сцена".
Манг не знал, что и делать. Остановились снова, постояли.
Девушка напряженно смотрела то в ту, то в другую сторону и, казалось, ожидала, что вот-вот покажется корабль.
Манг сидел и ждал, что будет дальше.
- Ну чего мы тут будем стоять? - попробовал он объяснить на своем языке. - А что, если кану белых придет через месяц?
Но она не могла понять его слов. Она знала только, что это была последняя надежда встретить пароход. Стоит им удалиться от этого торного пути - и все будет потеряно.
Манг немного подождал и снова взялся за весло. И снова девушка принялась кричать и плакать, умоляя его не покидать пролива. Манг, как мог, стал объяснять и показывать жестами, что стоять тут нельзя, что нужно плыть дальше, а сюда они будут возвращаться и сторожить пароход.
Она и сама хорошо знала, что стоять тут все время не будешь, но цеплялась за надежду, как утопающий за соломинку. А может быть, не пройдет и часа, как появится пароход? А что, если только они отъедут, а пароход тут как тут?
Потеряв таким образом добрый час времени, они все-таки двинулись дальше. Девушка хотела остановиться где-нибудь неподалеку, но Манг не послушался. Снова начались крики, упреки, слезы, но Мангу все это уже надоело, и он спокойно плыл себе дальше.
Пошли знакомые улицы, дома; вот и водопад, окутанный серебристой пылью, вот двор, где они когда-то прятались от расшалившихся китенышей. Как и тогда, сияют снеговые вершины. Все знакомые, милые сердцу образы; все красивое, дорогое, манящее, - это чувство переживал каждый, кому случалось после долгой отлучки возвращаться на родину.
А его спутнице все вокруг казалось мертвым, диким, негостеприимным.
"Куда он везет меня? - с тревогой думала она. - Вот когда дикарь показал свое настоящее лицо! Вот где меня ожидает смерть!"
А тут как раз им встретилась целая семья дикарей в лодке. Увидев Манга в капитанской одежде и с ним белую женщину, дикари стали так кричать и размахивать руками, что девушка окончательно решила: ей пришел конец.
Но после недолгих переговоров с земляками Манг повернул налево и поплыл на восток, оставив дикарей с разинутыми ртами.
Чем дальше позади оставался океан, тем больше и ниже становились острова, попадавшиеся на пути. Начали появляться трава, деревья. Еще дальше на восток есть и леса и луга, но там живет сильное, воинственное племя "она". Эти она давно уже вытеснили мирных фуиджи на бесплодные западные скалы и не пускают их назад.
Два дня Манг и его спутница плыли прямо на восток, а на третий к полудню увидели две лодки. Это были Тайдо и Кос. Они и тут устроились неплохо. Берег был невысокий, доступный и лесистый. Под деревьями виднелся крытый ветками шалаш - правда, неказистое, но все-таки строение.
Вся колония забеспокоилась, пришла в движение, когда с берега увидели лодку с какими-то странными людьми. Даже когда Манг подплыл близко и приветно крикнул, они все еще не могли поверить, что этот человек в диковинном наряде и есть Манг. Тем более что с ним была незнакомая девушка. И только когда он причалил и выбрался на берег, они убедились, что перед ними не кто иной, как Манг. С недоумением и какой-то боязнью подошли родные к Мангу, все время посматривая на лодку, где, не решаясь выйти на берег, сидела девушка. Начались расспросы. Манг рассказал про свои приключения, с болью услышал про смерть братишки.
- А зачем тебе эта? - сказал наконец Тайдо, показывая на девушку в лодке. - Что ты с ней будешь делать?
- Не знаю, - ответил сын. - Надо будет как-нибудь доставить к белым.
Старик покачал головой.
- Самим есть нечего, а тут еще с нею возись, - недовольно проворчал он.
- А что было делать? - оправдывался сын. - Неужто надо было дать ей погибнуть или самому бросить в море?
- А хоть бы и так! - ответил Тайдо. - Какое нам дело до них?
Кос стоял рядом, искоса посматривал на приезжую и, как видно, был полностью согласен с Тайдо.
А мисс Грэт сидела в лодке и ждала, когда решится ее судьба. Она видела, что разговор идет о ней, и была уверена, что обсуждается вопрос, каким способом убить ее и съесть.
"Так вот для чего этот дикарь старался спасти меня!" - с досадой думала она, внимательно наблюдая за Мангом. А вместе с тем невольно жила еще надежда: может быть, он не даст.
Наконец Манг обратился к ней, приглашая выйти на берег. Скрепя сердце она вылезла и села поодаль на траве. Дикари обступили ее и стали рассматривать, даже ощупывать одежду, которая, кстати сказать, не имела ничего общего с прежней - была грязная, рваная...
Особенно интересовались ею женщины, и этот строгий осмотр был ей более неприятен и тягостен, чем настороженное любопытство мужчин. Она почувствовала себя несчастной и беспомощной, как никогда. Даже Манга теперь она стала бояться. Он казался ей чужим, далеким и уж никак не слугой, как прежде.
Для ночлега ей отвели уголок в шалаше, рядом с женщинами, и эта ночь под крышей, среди людей, для нее была хуже, чем под открытым небом.
А в жизни наших дикарей, и без того не слишком благоустроенной, появилось новое неудобство. Каждую минуту чувствовалось присутствие лишнего человека - чужого, ненужного, который во всем был помехой и от которого никак нельзя было избавиться.
Хуже всего обстояло дело с пищей. И так от девушки остались одна кожа да кости: больше месяца не видела она куска хлеба или какого-нибудь плода. Правда, мисс Грэт успела немного привыкнуть к ракушкам, ракам, к рыбе, но если раньше она могла приказать Мангу сделать то или иное, то теперь как-то получилось, что распоряжаться и приказывать она уже не смела. Да и сам Манг чувствовал, что тут, в семье, он не может так заботиться о ней, угождать ей одной, как это было раньше.
Уже на другой день началось совещание между Косом и Тайдо, и речь шла, конечно, о белой девушке. У Коса насчет ее была одна тревожная мысль, которая не давала ему покоя.
- Вот что, Тайдо, - сказал он озабоченно, - не думает ли Манг взять эту рыбу в жены? Тогда нарушится наш договор. Мы ведь, можно сказать, сшили ему кану.
- Я и сам этого боюсь, - хмуро ответил Тайдо. - Но ведь Манг сказал, что передаст ее белым.
- Когда еще это будет, а пока что она тут совсем лишняя. И зачем нам заботиться о ней? Пусть себе идет на все четыре стороны.
- Манг не согласится, - сказал Тайдо. - Он ее жалеет и, кроме того, хочет через нее познакомиться с белыми.
- А зачем это нужно?
- И я то же самое думаю, да что ты сделаешь, если он это крепко вбил себе в голову?
- Так можно избавить его от забот, - предложил Кос, - возьмем ее да и отвезем на какой-нибудь остров. Пусть сама ищет дорогу. А Манг тогда женится на Мгу и будет себе жить, как все добрые люди.
Тайдо признал, что мысль довольно удачная. С этими белыми Манг может совсем отбиться от дому. Сам Тайдо стареет, младший сын погиб, и может случиться, что семья совсем останется без мужчины.
А Манг между тем думал о новом путешествии: нужно было во что бы то ни стало найти белых. Мисс Грэт нерешительно обратилась к нему, показывая, что надо бы отправляться в путь, и очень обрадовалась, когда он оживленно потряс головой в знак согласия.
В тот же день Тайдо и Кос велели, чтобы Манг и все женщины, кроме белой, шли в лес по ягоды.


далее: IX >>
назад: VII <<

Янка Мавр. Сын воды
   I
   II
   III
   IV
   V
   VI
   VII
   VIII
   IX
   X